ЕПААМ - Евразийская профессиональная ассоциация аддиктивной медицины

EPAAM - Eurasian Professional Association of Addiction Medicine

Алкоголизм

Все публикации

Алкоголиками становятся от нехватки любви

Екатерина Пичугина

В чем отличие женского алкоголизма от мужского? Почему у непьющих родителей рождаются дети с зависимостями? Что такое бытовое пьянство? Есть ли безопасные спиртные напитки? На эти и другие вопросы в интервью обозревателю «МК» ответил доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М.Сеченова Юрий Павлович СИВОЛАП.


Алкоголиками становятся от нехватки любви
фото: Наталия Губернаторова

— Юрий Павлович, в чем специфика женского алкоголизма?

— Алкоголизм у женщин обычно позже начинается, но быстрее прогрессирует. Пьющие женщины значительно чаще пьющих мужчин страдают депрессией, тревогой и другими психическими расстройствами. Злоупотребление алкоголем у женщин в несколько раз чаще вызвано психологическими проблемами, чем у мужчин. Как я уже отметил, женщины позже, чем мужчины, заболевают алкоголизмом, но при этом раньше обращаются за помощью; видимо, это можно объяснить тем, что женщины более ответственны, чем мужчины.

— Правда, что женский алкоголизм протекает в более скрытых, латентных формах, чем у мужчин?

— Я бы так не сказал. Скрытые формы злоупотребления алкоголем могут отмечаться как у одних, так и у других.

— Почему же эту болезнь нельзя сразу выявить по каким-то характерным признакам, дабы не запускать и не усугублять ее течение?

— Один из основных и при этом ранних признаков алкогольной зависимости — что у женщин, что у мужчин — трудности в контроле потребления алкоголя. Зависимые индивиды часто употребляют алкоголь в большем количестве, чем они предполагали или планировали. Если дама собирается ограничиться бокалом вина, но выпивает бутылку за вечер или переходит к более крепким напиткам, и такие истории возникают регулярно, — скорее всего, у нее проблемы с алкоголем.

— Бывают ли у женщин долгие запои, как у мужчин, или женский алкоголизм проявляется по-другому?

— Принципиальных отличий здесь я не вижу.

— Кто быстрее деградирует — мужчина или женщина? Как предотвратить деградацию у пьющей женщины?

— Трудный вопрос. У женщин быстрее формируется поражение мозга — так называемая алкогольная энцефалопатия. Но в то же время представление о более тяжелом алкоголизме и, в частности, более выраженной алкогольной деградации у женщин объясняется социальной стигматизацией. «Стигма» в переводе с греческого — «ярлык, клеймо». Мы осуждаем пьющую женщину за ее болезнь, навешиваем на нее ярлык деградирующей личности. Об этом очень хорошо говорит и пишет один из ведущих специалистов в области женского алкоголизма — профессор Алексей Юрьевич Егоров из Петербурга.

— Почему женщинам сложнее бросить пить и вернуться к нормальному образу жизни, чем мужчине?

— Бросить пить бывает нелегко и женщине, и мужчине. Потребность в алкоголе у зависимых людей определяется болезнью. Алкоголизм — это заболевание мозга, как депрессия, к примеру, или шизофрения, при всех очевидных различиях между этими расстройствами. Женщинам и в самом деле порой труднее перестать пить, потому что выпивка у женщин нередко связана с депрессией или серьезными стрессами.

— Недавно я услышала термин «потенциальный алкоголизм» — что это такое? Что служит к нему толчком?

— Понятие «потенциального алкоголизма» мне незнакомо. Но если вводить этот термин, то я бы сказал, что на потенциальную возможность появления алкогольной зависимости указывает наличие больных алкоголизмом в роду: если их много, то человек почти обречен на собственные проблемы с алкоголем, стоит ему начать выпивать, даже в небольших количествах, — потому что очень быстро может развиться пристрастие, и употребление примет неумеренный характер.

Если у человека много пьющих родственников, толчком к развитию у него собственного алкоголизма могут послужить разные причины — в первую очередь тяжелые эмоциональные стрессы. Частым «мотором» злоупотребления алкоголем с последующим формированием зависимости служат неуверенность в себе, чувство вины, сниженная самооценка. Характерный пример развития алкоголизма на невротической почве — страх перед полетами. Чтобы его преодолеть, человек выпивает в аэропорту или уже в самолете перед взлетом, а через несколько лет уже не может обходиться без алкоголя. С другой стороны, жизнь человека с неважной наследственностью, предрасположенного к алкоголизму может быть вполне благополучной, но негативное влияние на него окажет окружение — к примеру, профессиональное сообщество с традицией к коллективным застольям или пресловутым корпоративам.

— А почему же тогда у совершенно не пьющих родителей рождаются дети, которые впоследствии становятся алкоголиками? Иногда такое бывает, когда пристрастия к крепким напиткам не было даже у дедушек с бабушками...

— Обычно это связано с особенностями личности и неблагоприятным влиянием внешних обстоятельств — например, если человек живет в условиях хронического стресса. Одиночество и ненужность, социальная незащищенность, одинокая старость — типичные причины злоупотребления алкоголем даже при отсутствии сильно пьющих людей в роду.

Непьющие родители могут способствовать алкоголизму (как и другим психическим расстройствам) у своих детей и другими способами. Жестокое обращение с детьми, конфликты и насилие — хотя бы словесное — в семье, недостаток или даже полное отсутствие родительской, и особенно материнской, любви и заботы, особенно в ранние детские годы, — это существенное повышение риска развития алкоголизма в течение всей жизни. Пациенты с тревогой, депрессией, алкогольной зависимостью — это нередко люди, не получившие материнского тепла. Недолюбленные дети.

— Разделяют ли специалисты бытовое пьянство и алкоголизм, или это просто народное название?

— Да, различие между алкоголизмом и пьянством существует, я бы только не стал использовать совершенно неуместное прилагательное «бытовое» (а то получается, что пьянство — бытовое, а алкоголизм — производственный, так, что ли?). Пьянство — это просто неумеренное употребление алкоголя или злоупотребление. Если в основе злоупотребления лежит зависимость от алкоголя, то это уже алкоголизм.

— Какая частота употребления алкоголя является критической и должна насторожить?

— Частота употребления как признак опасного увлечения алкоголем — величина относительная. Но если у конкретного человека она стала нарастать, если он не в состоянии отказаться от все более частого употребления алкоголя (пример — ежедневное вино или другие спиртные напитки за ужином), и это начинает беспокоить его родных, то, возможно, у родных действительно есть поводы для тревоги.

фото: Геннадий Черкасов

— Разделяете ли вы алкоголь на более и менее вредный? Можно ли пить с минимальным вредом для здоровья? Что и как?

— Любой алкоголь в избыточных количествах вреден. Распространенным заблуждением служит уверенность в безопасности качественного алкоголя. Алкогольный цирроз печени и другие тяжелые болезни могут развиться и при употреблении самых элитарных спиртных напитков. Другое дело, что контрафактный алкоголь способен создавать непосредственную смертельную угрозу, поэтому к происхождению спиртного следует относиться самым внимательным образом.

Что касается безопасного употребления, то существует понятие стандартных доз алкоголя, или «дринков» (от английского слова drink, имеющего несколько значений — «выпивка», «глоток», «стакан»). В разных странах стандартная доза алкоголя включает от 10 до 17 г чистого спирта. В США «дринк» — это примерно 170 мл сухого вина крепостью 12 градусов, или 330 мл пива, или классическая американская барная рюмка (shot) водки объемом в 45 мл. Существует точка зрения, что для мужчин безопасно употребление 2–4 стандартных доз в день или 14–28 доз в неделю, а для женщин — 1–2 дозы в день или 7–14 доз в неделю, но я посоветовал бы осторожно отнестись к такого рода представлениям. Если человек находится в группе риска формирования алкогольной зависимости (например, у него в роду имеются больные алкоголизмом, да еще по обеим родительским линиям), то для него и такое употребление может оказаться рискованным.

— Что вы думаете о запрете алкоголя для беременных и кормящих? Правда ли, что нельзя ни капли?

— Я плохо представляю, как можно взять да и запретить употреблять алкоголь беременным и кормящим, но совершенно уверен в том, что алкоголь и тем, и другим безусловно противопоказан.

— А вы употребляете алкоголь? Какой лично ваш любимый спиртной напиток?

— Сам я пью довольно редко и без большого удовольствия. Не могу сказать о любимых напитках, потому что для этого необходимо любить алкоголь, а я к нему почти равнодушен. В компании, пожалуй, охотнее выпью водки, чем что-нибудь еще, но не уверен, что мой выбор оптимален.

— Эффективны ли сегодня методы кодирования? Появились ли новые методики современного лечения? В какой стране успешнее?

— Методы кодирования помогают отдельным пациентам, но при этом я (и не только я один) убежден, что от них необходимо отказаться. Эти методы находят применение лишь в единичных странах. Воздержание от алкоголя, основанное на страхе, противоречит современным представлениям об этике в медицине.

К сообщениям о новых методах лечения алкоголизма я бы относился с осторожностью. Признанные, а значит, имеющие научно доказанную эффективность подходы к лечению любых болезней не рекламируются, и этих подходов не так много. Могу привести пример разработанной в Европе концепция лечения алкоголизма, которая заключается в снижении дозы спиртных напитков при самостоятельном контроле самого пациента, которая представляет собой новую фармакологическую методику как с точки зрения цели терапии (уменьшение потребления), так и режима приема в частности — по мере необходимости (применять терапию следует только в те дни, когда планируется употребить алкоголь). Эта методика направлена на сокращение потребления и не исключает в дальнейшем полного воздержания. Однако пока еще она не пришла в Россию.

Лечение алкоголизма успешно в странах с обеспеченным доступом к квалифицированной медицинской помощи. Чрезвычайно важная задача для нашей страны — отказ от диспансерного учета пациентов, страдающих алкогольной зависимостью. Пользы от данной меры социального ограничения никакой, но очень многие люди, имеющие проблемы с алкоголем, не обращаются за врачебной помощью только из опасений социальных последствий — учета в наркологическом диспансере и всего, что с этим связано.

Наркологический диспансер — потенциально очень неплохое лечебное учреждение, и оно способно стать по-настоящему эффективным и полезным для общества, если любой человек может получить там квалифицированную, бесплатную и конфиденциальную помощь без каких бы то ни было социальных последствий.

— Насколько эффективно частичное сокращение употребления алкоголя? В любом случае хоть и медленнее, но психика все равно разрушается…

— К сожалению, алкоголизм плохо поддается лечению. Многие люди, зависимые от алкоголя, не в состоянии полностью и навсегда прекратить его употребление. Если эти люди благодаря лечению начинают пить реже, меньше и с менее опасными последствиями — это уже успех. Снижение потребления алкоголя при невозможности полного отказа от него — эффективный механизм уменьшения смертности в нашей стране. В наиболее благоприятных случаях смягчения алкогольной зависимости людям удается успешно жить и работать, и ни о каком разрушении психики речи, к счастью, не заходит.

— Можно ли бороться каким-то законным способом с пьющим начальником? Пьющего подчиненного уволить легко, а пьющего, но не признающегося в этом начальника — невозможно. А работать с таким человеком — сущий ад.

— Бороться с пьющим человеком — это бороться с больным человеком. Простите, но как врач я адвокат, а не прокурор для своих подопечных. Увольнять человека за алкоголизм — это то же самое, что увольнять его за ревматизм. Больному человеку нужно предоставить медицинскую помощь. Разумеется, если он ее отвергает, если он не выполняет своих обязанностей и создает нездоровую атмосферу в коллективе, тогда нужно начинать процедуру прекращения с ним трудовых отношений в соответствии с действующим законодательством.

— Недавно услышала забавную историю. У одной женщины был муж-алкоголик, и она пыталась закодировать его, пригласив экстрасенса. Специалист прочитал какие-то тексты над пьющим супругом, жена в это время была в соседней комнате и слышала все краем уха. Муж как пил, так и пьет по-прежнему, а непьющая жена теперь даже не переносит запаха алкоголя… Как вы можете прокомментировать эту ситуацию? Почему технология не сработала на мужчину, а «закодировала» непьющую женщину? Есть ли возможность на основании этого метода эффективнее бороться с пьянством?

— Представления об эффективности подобных методов лечения любых болезней я отношу к разряду суеверий и не могу всерьез обсуждать такие вопросы.

— Какие вы предлагаете меры наказания в борьбе с алкоголизмом? И насколько они действенны?

— Я — врач и не считаю допустимым наказание за болезнь; я могу предлагать только медицинскую помощь. Никакие меры наказания не могут быть действенными для лечения болезни. Если человек совершил правонарушение или преступление в состоянии алкогольного опьянения, вопрос о его наказании за правонарушение или преступление (но не за его болезнь) решает суд. Это юридический, а не медицинский вопрос.

— Как относитесь к безалкогольным напиткам — например, пиву? Считаете ли это панацеей?

— Для лиц, страдающих алкоголизмом, безалкогольные аналоги несомненно лучше оригинальных спиртных напитков, однако панацеей я их не считаю. Панацеи в лечении алкоголизма не существует — пока, во всяком случае.

 

Комментарии(0)
Для того, чтобы оставить комментарий вы должны Авторизоваться